Популярное

Билингвизм: гениальность или аномалия

bilingualismБилингвизм: гениальность или аномалия?

Ученые из Фрибургского университета исследовали мозг билингвов: по структуре он не отличается от мозга обычного человека, но способен быстро разрабатывать новые стратегии и адаптироваться в различных ситуациях. Еще один штрих к характеру швейцарцев.

Билингвизм, владение двумя языками, – явление, весьма распространенное в Швейцарии. Многие говорят на трех, а некоторые и на четырех языках. И даже если после окончания школы швейцарцы из немецкоязычных кантонов подзабудут французский, а их сограждане по ту сторону Сарины (Зане) с трудом объясняются на немецком, второй язык присутствует в жизни практически каждого жителя Конфедерации.

Людей, говорящих на двух языках, называют билингвами, более двух – полилингвами, более шести – полиглотами. Оговоримся: билингв – это не просто человек, выучивший по самоучителю иностранный язык, а тот, кто владеет вторым языком если не в совершенстве, то на достаточно высоком уровне.

Каким образом билингв может вместить в своем мозгу объем информации, вдвое превышающий тот, что занимает в голове обычного человека один язык? Такие исследования уже проводились в Швейцарии: профессор Фрибургского университета, руководитель Лаборатории когнитивных наук Жан-Мари Аннони не первый год занимается изучением проблем билингвизма и дегенеративных заболеваний. Недавно сотрудники лаборатории подвели итоги трех исследований, направленных на изучение билингвизма. В рамках эксперимента исследовательская группа работала с абсолютными билингвами из кантонов Фрибурга и Берна, а также с людьми, страдающими болезнью Альцгеймера, с целью выяснить особенности мозговой организации речи. Особое внимание при этом уделялось вопросу билингвизма.

dictionaryВ рамках первого исследования изучалось влияние языка на наши стратегии чтения. Фрибургские специалисты совместно с профессором Рене Мюри из отделения неврологии Бернского университета проанализировали движения глаз при чтении у людей, свободно владеющих французским и немецким языками. Эта методика, ставшая известной под названием «айтрекинг» (англ. «отслеживание глаз»), получила в последние десятилетия распространение в области когнитивных наук, психолингвистики, медицинских и маркетинговых исследований.

Испытуемым  предлагали в течение часа почитать не связанные между собой слова (эксперимент прямо-таки не для слабонервных!): сначала на одном языке, потом на другом. Чтобы занятие казалось особенно "приятным", ученые подмешали в этот лингвистический винегрет и вовсе несуществующие слова, наподобие «batalu», «otil» и пр. Анализ показал, что при чтении на немецком языке испытуемые останавливали взгляд немного впереди начала каждого слова, а на французском – как правило, в середине. Использование двух различных стратегий чтения объясняется тем, что немецкий – по преимуществу «прозрачный для взора» язык, то есть каждой букве здесь соответствует конкретный звук. А вот французский считается в зрительном плане «непрозрачным» языком: одна и та же буква, входящая в состав разных буквосочетаний, может обозначать разные звуки, следовательно, необходимо охватить взглядом все слово, чтобы понять, как его читать.

Второе исследование проводилось совместно с исследователями Женевского университета под руководством Марины Лаганаро с целью выявить особенности мозговой деятельности при чтении. Результаты показали, что при чтении на разных языках длительность процесса восприятия различная. Таким образом, в немецком языке чтение носит более фонологический характер (по слогам), а во французском – глобальный (слово необходимо узнать сразу, быстро распознав цепочку букв).

И, наконец, третий эксперимент, проводившийся совместно с отделением нейропсихологии Фрибургского госпиталя (HFR), показал, что в случае с болезнью Альцгеймера лингвистические навыки больного во всех языках, которыми он владеет, проявляют одинаковую стойкость. И если со временем у людей, страдающих этим недугом, появляются расстройства речи, нарушения памяти и пр., нельзя сказать, что эти когнитивные изменения касаются преимущественно какого-либо одного языка.

jean-piagetПо словам Жана-Мари Аннони, подобные эксперименты по анализу стратегий чтения уже проводились, но они касались английского и китайского языков. «Мы впервые проанализировали различные подходы при чтении на двух языках, которые относятся к одному культурному ареалу и используют один алфавит, и которыми может в равной степени владеть один и тот же человек», - отметил профессор. Результаты исследования имеют значение для медицинской практики и теории когнитивных наук. С одной стороны, такие исследования позволяют лучше понять, как мозг адаптируется к той или иной ситуации,  с другой стороны – помогут медикам выработать оптимальную терапию при лечении пациентов, утративших способность речи. «И, наконец, - подчеркнул профессор Аннони, - полученные данные могли бы способствовать разработке новых методик обучения. Известно, что в процентном отношении дислексия (затруднение чтения, имеющее неврологическую основу – NashaGazeta.ch) встречается чаще при обучении на «непрозрачном» языке».

Что же такое билингвизм – дар небес или лишняя нагрузка на мозг? В многонациональных семьях родители любят в наши дни буквально с пеленок обучать свое чадо сразу двум, а то и трем, четырем языкам. Папа говорит с малышом на английском, мама – на немецком, а бабушки и дедушки – на русском и французском. Сможет ли малыш уместить в своей головке такой объем лексики?

В конце XIX века среди педагогов бытовало мнение, что изучение в раннем возрасте двух языков ослабляет психические способности ребенка, вынужденного тратить энергию сразу на несколько языков. Ребенок-билингв воспринимался, как своего рода инвалид. В 60-е – 90-е годы в ряде стран были проведены эксперименты, доказавшие, что дети-билингвы обладают обостренными познавательными способностями. Базельский исследователь Жорж Люди писал, что билингвизм повышает гибкость мозговой деятельности, способствует абстрактному мышлению, развивает творческое начало. Таким образом, современные исследования подтверждают гипотезу о том, что билингвизм представляет несомненное преимущество для познавательного процесса. Но не все так однозначно. Швейцарский психолог Жан Пиаже (1896-1980) утверждал, что речь играет незначительную роль в когнитивном развитии, поскольку прежде чем освоить речь, ребенок должен развить логические умения. В экспериментах, которые проводил Пиаже, дети, владевшие одним языком, так же как и их сверстники, говорившие на двух, показывали одинаковые результаты.

Знание лишнего языка никогда не вредило человеку, напротив, развивало память, восприимчивость, обогащало ум. Замечено, что народы, в силу исторических условий традиционно говорившие на нескольких языках, не только проявляют поразительные лингвистические способности, но и обладают богатой культурой. Если вспомнить наше советское прошлое, то изучение иностранных языков, мягко говоря, не особенно приветствовалось. Наверное, поэтому и преподавание в школах и институтах (за исключением специализированных языковых школ) было не на высоком уровне. Хотя в республиках Средней Азии и Кавказа население традиционно говорило на нескольких языках. Вспоминается рассказ одного знакомого, выросшего в Тбилиси: «Мы играли в футбол на улице – мальчишки разных национальностей. Наша речь представляла собой дикую смесь: одно слово говорили по-русски, одно – по-грузински, одно – по-армянски, одно - по-азербайджански, и все прекрасно понимали друг друга».

Швейцарцы, с их многовековыми традициями многоязычия, безусловно, выигрывают в наши дни глобализации, когда без знания одного, а то и двух иностранных языков невозможно добиться успехов в работе и учебе. Главное – не потерять языковое богатство, накопленное многими поколениями, а развивать и приумножать его.